15 Июля 2018

Профдеформация: анекдот или серьезная проблема?

Опубликовал А.А. Алексеенко

О явлении профдеформации приходится слышать в основном в шуточном контексте, даже если речь идет о реальных ситуациях. Например, приходится говорить о циничности медицинских работников и журналистов, о нелюбви к детям среди педагогов и воспитателей и так далее. Но мы посмотрим на это явление с научной позиции и разберемся с причинами и механизмами возникновения профессиональной деформации.

Признаки и причины профдеформации

Среднестатистический гражданин львиную долю своего времени посвящает работе. Можно смело утверждать, что на рабочем месте мы проводим большую часть жизни, и вполне очевидно, что в какой-то момент начинаем смешивать профессиональное с личностным. Психологи называют это явление «переносом», когда «работа» плавно перебирается в семью, дом и личную жизнь. В этих сферах вдруг начинают проявляться профессиональные навыки. Другими словами, происходит когнитивное искажение личности на фоне дезориентации в социуме.

Впервые термин «профдеформация» был озвучен Питиримом Сорокиным, жившим на стыке 19-20 столетий педагогом, культурологом и социологом. Данное явление рассматривалось Сорокиным как отрицательное в контексте влияния профессии и профессиональных навыков на человеческую личность. Позднее идея была развита другими деятелями науки – Геллерштейн, Грановской и Марковой.

К основным предпосылкам развития профдеформации относят следующие факторы:

  • Нелюбовь к своему роду деятельности
  • «Выгорание»
  • Возрастной кризис
  • Однообразие
  • Трудоголизм
  • Слишком высокая планка
  • Дистресс
  • Отсутствие роста на профессиональном поприще.

Если с нелюбовью к работе все понятно, то профессиональное выгорание требует небольшого пояснения. У каждого этот кризис может случиться в разное время: кому-то достаточно пяти лет однообразной деятельности, а кого-то эта ситуация настигает спустя 15 лет трудового подвига. Чаще всего профессиональное выгорание связано с однообразием жизни, с отсутствием в ней каких-либо других интересов или занятий, помимо работы. Рано или поздно это утомляет любого человека и начинает деструктивно воздействовать на психику и трудоспособность. К примеру, в Великобритании любой педагог с 15-летним стажем работы признается человеком с расшатанной психикой.

Возрастной кризис сопровождается переоценкой ценностей, изменениями личности, которые также касаются и его отношения к профессиональной деятельности. Может возникнуть чувство, что тот род деятельности, который увлекал в молодые годы, кажется невыносимым и надоевшим в зрелости. Может возникнуть чувство безразличия, что особенно опасно для врачей, педагогов, судей.

Однообразие также оказывает дурное влияние, утомляя психику человека уже через несколько лет. А вот синдром хронической усталости сопутствует профдеформации у трудоголиков, которые выказывают чрезмерное рвение в работе. То же самое можно сказать о слишком высоких требованиях к себе и постоянном хроническом стрессе на служебном месте (явление дистресса). Можно отнести к этому разряду работу журналистов, которые регулярно вынуждены сталкиваться с массой негативной информации, что вскоре выливается в профессиональный цинизм как защитную реакцию.

Узнать человека, затронутого профдеформацией, несложно, так как он будет демонстрировать некоторые из перечисленных ниже поведенческих реакций:

  • Авторитарность
  • Демонстративность
  • Догматизм
  • Доминирование
  • Безразличность
  • Консерватизм
  • Сухость
  • Ролевой трансфер

Итак, проявление деспотичности – уже является признаком профдеформации. Желание демонстрировать свои профессиональные качества также считается тревожным маркером. Догматизм относится к одной из самых неприятных форм, особенно для человека на руководящей должности, когда подчиненные становятся для него всего лишь марионетками. Желание доминировать может выражаться у рядового сотрудника, который постоянно готов к конфликту на почве личного превосходства. Безразличие в контексте профдеформации выражается в полном игнорировании чужих потребностей, чувств или взглядов, потому что у такого специалиста уже все расписано по собственному единственно-верному сценарию. Излишним консерватизмом чаще всего страдают представители старшей возрастной группы, категорически отвергающие любые перемены или революционные новшества. Сухость можно сопоставить с аскетизмом, когда человек в виду высокой морали полностью отвергает какие-либо «чисто человеческие» стороны. Ролевой трансфер наблюдается у тех, кто в коллективе начинает мимикрировать под лидера, перенимая его черты, позицию и взгляды.

Различают также несколько частных случаев профдеформации:

  1. Административный восторг
  2. Управленческая эрозия
  3. Синдром эмоционального сгорания.

Административный восторг чаще наблюдается у людей, занимающих руководящие должности. Человек упивается собственной властью и уже не может остановиться, переходя все границы разумного.

Управленческая эрозия еще называется «порчей властью». С этим также сталкиваются представители административных должностей. Пребывая долго в ранге управленца, человек теряет собственную эффективность, становясь все более и более бесполезным. Пропорционально тому, как снижается эффективность и уменьшается рациональность у такого руководителя, возрастает его жажда власти, которая теперь должна быть практически абсолютной. Репрессии, контроль, эгоцентризм – это проявления управленческой эрозии. Например, когда простой директор школы закатывает пышные пиршества в честь собственного юбилея, в принудительном порядке вынуждая всех подчиненных присутствовать на данном мероприятии и принимать участие в поздравлении. Во избежание подобного явления профдеформации необходимо ограничивать сроки правления, устанавливая временные границы и избирая новых руководителей.

Синдром эмоционального сгорания чаще всего наблюдается у специалистов, вынужденных по долгу работы общаться с другими людьми. В основном, это выражается в дегуманизации – явлении, когда другие люди (клиенты или коллеги) становятся глубоко безразличны или даже неприятны такому специалисту. Кроме того, возникает охлаждение интереса к собственным функциональным обязанностям. И нередко может сопровождаться чувством своей бесполезности или беспомощности в рамках профессиональной деятельности. На данные процессы оказывают влияние три фактора: личностный, ролевой и организационный.

Среди психологов, описывавших это состояние, можно отметить Фрейденберга, Махера и Бойко. В совокупности, все они указывают на следующие особенности выгорающих профессионалов: гуманные и мягкие личности, склонные к сочувствию, в то же время неустойчивые и фанатичные, которые легко солидаризируются. Они интроверты с низким уровнем эмпатии, склонные к авторитарному управлению. У них формируется эмоциональная холодность, слабая мотивация и склонность резко негативно оценивать любые неприятности, происходящие на производстве.

Профдеформация у представителей разных профессий

Кандидат психологических наук Борисова С.Е. в своей диссертации «Профессиональная деформация сотрудников милиции и ее личностные детерминанты» указывает на то, что профессия блюстителя правопорядка относится к области «человек-человек». Именно так можно классифицировать эту профессию по Е. А. Климову. Что является причиной развития профдеформации у сотрудников внутренних органов? В первую очередь, повышенное чувство ответственности, высокий риск и стресс от невозможности заранее предугадать исход того или иного дела. Кроме того, нередко приходится действовать в не вполне ясных условиях, выполняя нечетко поставленные задачи, ориентируясь «по ситуации». И, конечно, сотрудники правопорядка ежедневно вынуждены общаться с асоциальными, маргинальными и криминальными личностями. Все эти факторы отрицательно влияют на психику самого милиционера (в настоящее время – сотрудника полиции). Профдеформация в такой сфере выражается в нарушении закона и служебной дисциплины. Кроме того, у полицейских наблюдаются частые негативные оценки других людей, происходящие как бы на автоматизме.

Представители совершенно другой профессии – музейные сотрудники – также подвержены профдеформации личности. В специальной терминологии это явление обозначается как «профессиональная некрофилия». Научный сотрудник музея или архива, который значительное количество лет проработал в замкнутом пространстве среди предметов прошлого, незаметно для себя претерпевает внутренние изменения. Такой специалист привыкает больше иметь дело с «мертвым», нежели с живым. И постепенно это откладывает отпечаток на его способе самовыражения, общении с другими людьми и так далее. Конечно, в данном случае речь не идет о некрофилии как таковой.

Профдеформация у медицинских работников может выражаться в нескольких поведенческих особенностях. Во-первых, такие специалисты помимо своей воли стремятся поставить диагноз каждому человеку, с которым общаются. Даже мимолетный контакт сопровождается визуальной оценкой состояния глазных белков, кожных покровов, а пожатие руки сопряжено с мысленным подсчетом пульса. В уме врач с профдеформацией уже составляет «картину болезни» ничего не подозревающему знакомому. Но хуже дело обстоит в семье, когда медицинский работник пытается лечить своих близких, не нуждающихся в такой помощи. Известен случай, когда ветеринарный врач со стажем настаивал на проведении ежемесячного вакцинирования своего внука от различных вирусов гриппа с профилактической целью.

Во избежание профессиональной деформации, необходимо разнообразить собственный досуг, придерживаться четкого расписания дня, не зацикливаться на работе, сопоставлять собственные желания и возможности и трезво оценивать все происходящее.