4 Мая 2018

Роль сновидений в психологии

Опубликовал А.А. Алексеенко

Сновидения видят практически все люди (по статистике, 90%). Исключение составляют личности, страдающие серьезными психическими расстройствами. Во всех остальных случаях, если кто-либо станет утверждать, что не видит снов, это будет означать только одно: сновидение было забыто. Более того, за ночь и в течение раннего утра мы видим множество различных снов, длительность которых не превышает нескольких секунд. Но, проснувшись, нам кажется, что сновидение было долгим, как несколько часовое кино. Зачастую сюжет сложно не только воспроизвести в памяти, но и объяснить в силу его абстрактности и сюрреалистичности.

Существуют данные из биографии Сальвадора Дали, которые свидетельствуют в пользу того, что свои картины он писал, находясь на грани между засыпанием и бодрствованием. Именно в это время, когда стираются границы между сознанием и подсознанием, на свободу выходят самые невероятные образы, кажущиеся сумасшествием.

Но цветные сновидения дано видеть не всем. Согласно статистическим данным, около 12% видят сны в черно-белом варианте. Эта же группа, но среди подростков, составляет чуть более четырех процентов.

Примечательно, что от 20-ти до 40% людей утверждают, что хотя бы раз в жизни видели вещий сон. В психологии сновидениям уделяется значительное внимание, и такие феномены как «вещие сновидения» рассматриваются с несколько иной позиции. Зигмунд Фрейд и Карл Юнг изучали образы, приходящие человеку в период сна. Они связывали эти образы с сигналами от бессознательного и разработали целую концепцию того, как можно интерпретировать те или иные символы. На сегодняшний день в психотерапии применяется практика наблюдения и фиксации сновидений в специальный дневник. Читая эти записи, специалист находит ключ к более полному пониманию пациента, его глубинных переживаний, взаимоотношений с окружающим миром и с самим собой. В некоторых случаях психотерапевты рекомендуют вести такой дневник постоянно и перечитывать его самостоятельно для того, чтобы полнее понять самого себя.

Сон в психоанализе

Согласно концепции Зигмунда Фрейда, снами заведует часть человеческой психики, названная им «Оно». Это своего рода внутренний демон-искуситель, который постоянно нацелен на получение удовольствия, и не важно – от интимной близости, вкусной еды или выпивки. Пока остальные две составляющие человеческой личности бодрствуют, Супер-Эго контролирует Эго, а Эго при любом удобном случае готово угодить «Оно». Но во время, когда человек засыпает, Супер Эго также уходит на покой, и «Оно» оказывается бесконтрольным. Эта часть нашего существа подбрасывает многочисленные образы через сновидения. Именно поэтому психотерапевты предупреждают о том, что сны часто изобилуют неприличными сюжетами, странными вызывающими образами и «запретными» символами. Этого явления не стоит смущаться или пугаться, потому что такое положение вещей считается в психотерапии нормой.

Фрейд занимался изучением человеческой психики во времена, когда в обществе правили пуритане. Любая тема, так или иначе затрагивающая сексуальные отношения, была табуирована. Но сам Фрейд сделал вызов тогдашнему социуму, основывая все свои теории на образах сексуальности. Любые символы, имеющие удлиненную форму, истолковывались как фаллические, даже если это были обыкновенные деревья. Любые объекты во снах, имевшие отверстия, по мнению Фрейда, символизировали женские гениталии. А уж такой простой процесс, как погружение цветов в вазу во сне непременно означал соитие. К слову, под эту категорию попадал и подъем вверх по ступеням.

Возможно, Фрейд слишком утрировал происходящее. Но нельзя исключать и того факта, что в эпоху пуританства эротические образы настолько сильно подавлялись в сознании людей, что действительно простая сигара могла быть вытесненным из сознания образом мужского полового члена.

Карл Густав Юнг, последователь и ближайший ученик Фрейда, разделял не все теории своего учителя. Он соглашался с тем, что человеческая психика действительно «многоуровнева», что существует бессознательное. Однако, в отличие от приземленного Фрейда, искавшего во всем сексуальность, Юнг искал более возвышенные объяснения. Его учитель отмечал, что ученик пошел по стопам мистики, однако именно юнгианская теория так популярна на сегодняшний день.

Согласно концепции Юнга, человеческая личность еще более сложна. К сознательному относится Персона и Эго. Персона – эта та часть личности, которая носит определенную маску в обществе, стараясь соответствовать общепринятым нормам и ожиданиям окружающих. Эго – это и есть самовосприятие. Ему противопоставляется Контр-Эго, или Тень. С этого момента начинается влияние бессознательного. Тень – это область всего подавляемого, вытесняемого посредством Эго и Персоны. Это любые табу, неприемлемое поведение, запретные желания. В сферу бессознательного входит не только Тень, но также Анима и Анимус (представление об идеальной женщине и идеальном мужчине), а также Самость. Самость – это практически образ бога, бесконечность, с которой сталкиваются лишь немногие посредством своих сновидений, и соприкосновение это может быть очень пугающим. Можно сказать иными словами, что Самость – это Абсолют, идеал человеческой личности, вершина ее и то, к чему стремиться личность в процессе жизненной самореализации.

По теории Юнга, сны – это врата в бессознательное, кратчайший путь к его пониманию. Именно по этой причине юнгианские психотерапевты неизменно занимаются анализом сновидений пациентов.

Работа с символами и психотерапия

По утверждению ряда специалистов в области психотерапии, язык символов – самый древний и по-настоящему международный. Это информация из коллективного бессознательного, собрание архаичных образов из истории эволюции всего человечества. Именно поэтому выделяют ряд общечеловеческих символов и образов, возникающих как в сознании, так и в подсознании (во время сна). С помощью таких психоаналитических сонников (один из которых принадлежит автору В.П. Самохвалову и носит название «Психоаналитический словарь и работа с символами сновидений и фантазий») специалисты интерпретируют сновидения.

У данного автора возникает вопрос, справедливо ли считать сновидения чем-то личным. Все дело в том, что на протяжении всей жизни одна личность постоянно сталкивается с влиянием и проекцией других личностей, в ходе чего и происходит обмен образами и символами.

К слову, по статистике, во снах мы видим лица людей, которые кажутся нам совершенно не знакомыми и никогда ранее не видимыми в жизни. Однако подсознание способно выдавать на поверхность во время сна даже те изображения (в том числе, лица живых людей), которые мы могли видеть много лет назад где-нибудь в толпе прохожих в течение пары секунд.

По этой же причине можно согласиться с Самохваловым, что сон не совсем уместно считать чисто субъективным явлением. Необходимо обращать внимание на общечеловеческую мифологему, на образы мирового искусства (в частности, живописи) и так далее. Сказки, фольклор также формируют сюжеты снов у детей.

С другой стороны, символы – это мощный инструмент психотерапевтов. Равно, как можно их вычленять из подсознания и подвергать анализу, символы можно внедрять для необходимой психической коррекции. Имплантация символов должна происходить с учетом двойственного значения каждого из них, то есть, принимая во внимание, что у каждой медали есть две стороны. Этот процесс осуществляется в состоянии гипноза или посредством эмпатии.

Символы снов и их интерпретация

Несмотря на утверждение ряда авторов, что язык символов архетипичен и архаичен, а потому универсален, сновидения необходимо трактовать с позиции личного опыта. К примеру, пациент приходит к психотерапевту и в ходе терапии жалуется на повторяющиеся сны, в которых фигурирует зеленая ваза. Как правило, этот образ приходит всякий раз после негативных переживаний, пережитых наяву, и образ сам по себе вызывает чувство тревоги.

Согласно Фрейду, ваза однозначно была бы истолкована как скрытое желание соития с женщиной. Однако в современной психотерапии происходит иначе. В ходе ряда проведенных с пациентом бесед выясняется, что одним из сильных психотравмирующих факторов в детстве были скандалы между родителями. Как правило, это происходило в присутствии ребенка (пациента). В помещении, где это происходило, стояла ваза зеленого цвета. Этот образ был вытеснен из памяти, однако он запечатлелся в подсознании настолько, что впоследствии стал проявляться как символ чего-то негативного.

Подобным образом можно найти подход к любому образу, повторяющемуся в сновидениях. Природа кошмарных сновидений, помимо психологического фактора, может быть обусловлена чисто физиологическим самочувствием, состоянием здоровья и даже режимом питания. Подсознание в таком случае не играет практически никакой роли. Но иногда бессознательное действует сообща с физиологией, и посредством образов сновидений пытается сообщить сознанию о существующей проблеме в организме. Так, например, образ из кошмарного сна может возникать при скрытых сердечно-сосудистых заболеваниях и тому подобном.

Отсюда видно, что однозначного подхода к проблематике интерпретации сновидений не существует в силу различных концепций, школ, подходов и объективных причин. Правильнее всего было принимать во внимание совокупность методов.